Балерина из Шахт на период самоизоляции пошла работать на хлебозавод

Балерина из Шахт на период самоизоляции пошла работать на хлебозавод, Елена Евстратова

Основатель первой балетной школы в городе Шахты, педагог-психолог, мама, балерина, и, наконец, просто красавица Инга Цвигун на период самоизоляции полностью поменяла сферу деятельности и освоила новую профессию. Теперь Инга работает на одном из шахтинских хлебозаводов.

Человек может всё и даже больше - такой девиз Инги, она не привыкла опускать руки в трудные времена. Балетная выдержка помогла хрупкой девушке получить новый, дополнительный жизненный и трудовой опыт.

- Евреи в любой непонятной ситуации ложатся спать. В привычном жизненном режиме - я так и поступала, - улыбается Инга, - но когда старый уклад делает резкий поворот на 180 градусов и требует молниеносных решений - нужно искать и находить дополнительный аэродром, чтобы ты - пилот и твои пассажиры (если имеются) смогли сделать мягкую посадку в светлое будущее, которое совсем не за горами - это я знаю точно. Пока твой самолёт пролетает невзгоды и иногда попадает в зону турбулентности. Да, это хлебозавод. 

Рабочая смена Инги длится долго. Это тяжело физически. Платят за это немного. 

Человек может всё и даже больше - девиз Инги Цвигун. 

Корреспондент "КВУ" взяла интервью у танцовщицы, которая смогла освоить (пусть и временно) новый навык, который может пригодиться ей и в будущем. А опыт Инги Цвигун наверняка станет полезным и для наших читателей, которые не знают, как заработать в это трудное время самоизоляции и начинают поддаваться панике. 

- Инга, легко ли Вам далось решение пойти работать на хлебозавод?

- Когда я узнала про режим самоизоляции, который ввели в связи с коронавирусом, мне сразу пришла в голову идея переквалифицироваться. 

- Почему вы выбрали именно производство? Хлебозавод?

- Раньше меня никогда не тянуло на производство, никогда не хотела быть пекарем или поваром, так как я человек творческий и из готовки могу только хорошо колбасу порезать (смеётся), не более того. Но понимание того, что карантин займёт какое-то время, и работать будет нельзя, заставило меня задуматься о хлебозаводе. Я понимаю, что рано или поздно выход будет и я вернусь к своему основному виду деятельности, но для того, чтобы облегчить этот процесс, пока можно поискать себя в каком-то другом ремесле. Чтобы как-то пережить сложный период, я стала искать себя в том, что доступно в нашем городе. Это оказался хлебозавод. 

Балерина из Шахт на период самоизоляции пошла работать на хлебозавод, фото-1 Балерина из Шахт на период самоизоляции пошла работать на хлебозавод, фото-2 Балерина из Шахт на период самоизоляции пошла работать на хлебозавод, фото-3 Балерина из Шахт на период самоизоляции пошла работать на хлебозавод, фото-4 Балерина из Шахт на период самоизоляции пошла работать на хлебозавод, фото-5 Балерина из Шахт на период самоизоляции пошла работать на хлебозавод, фото-6 Балерина из Шахт на период самоизоляции пошла работать на хлебозавод, фото-7 Балерина из Шахт на период самоизоляции пошла работать на хлебозавод, фото-8

- Как Вы нашли новую работу? Через центр занятости или знакомых?

- Изначально я подняла вопрос среди всех знакомых ещё 30 марта - узнавала, где можно работать на период карантина. Основная моя работа (даже онлайн), к сожалению, полностью встала. И я начала искать среди всех-всех-всех знакомых. На страничке в Инстаграм у одной моей давнишней приятельницы я увидела объявление: "Требуются работники". Подумала: "Ну, что ж? Требуются. Уже хорошо". Я позвонила ей. На что она ответила крайне удивлённо: "Инга? Вам?". На что я ответила: "Да. Ну, а что? Я могу и так работать". Так и получилось.

- Так Вы и начали печь хлеб?  

- Нет-нет-нет. Я не пекарь. Давайте говорить по-правде, я – укладчик-упаковщик. Прямого отношения к выпечке хлеба и его замесу я не имею, так как это очень сложная и даже местами опасная работа. В печках очень горячо. Можно обжечься. Поэтому я не рискнула бы выпекать хлеб. Даже дома я использую только микроволновку.

У меня должность попроще, чем у пекарей. Я распределяю уже готовую продукцию, упаковываю и выставляю, чтобы другие работники забирали её и увозили по магазинам.

Не имея никакого ни базового, ни профессионального образования, типа пищевого техникума, я не рискнула пойти бы туда, где не понимаешь ничего. Поэтому для меня это страшно.

- Как долго длится Ваша смена?

- Мы стараемся делать всё быстрее, но смена очень долгая. Иногда приходится возвращаться домой уже ночью. Приходим на работу, как все, к 8 утра. 

- Трудно было привыкнуть к новому графику? 

- Да. Трудно. Когда я работала хореографом, в привычное, стандартное, «мирное» время, я каждый день думала о том, как же мне повезло, что мне нужно идти на работу, как минимум к часу дня, максимум к 12 – это самое ранее. Я благодарила Бога за то, что не встаю в такую рань. 

Но тут пришлось подружиться с «утром», хотя было непривычно. По внутреннему состоянию и по жизни я – «сова». В детстве ненавидела школу только потому, что туда к 8, а не хотя бы к 12. Первое время на хлебозаводе было очень тяжело.

- Помогла ли справиться с трудностями балетная выдержка? Сработались ли вы с коллективном?

- Конечно. Я даже на хлебозаводе танцевать не перестаю. Технологи все смеются, потому что для них творческие люди на предприятии – редкость. Мне нравятся мои коллеги, они все - замечательные.

- Что поменялось в Вашем мировосприятии после освоения новой специальности?

- Я всегда относилась к хлебу уважительно. Однако, только поработав сама на хлебозаводе, я поняла, чего стоит запечатанный хлеб. Отношение к этой продукции у меня изменилось всецело. Я теперь понимаю, какой ценой он выкладывается на полки.

- Сколько человек в вашей смене?

- В нашей смене шестеро человек. Пять женщин и один мужчина, молодой человек после армии. Наш женский гарем разбавляет юноша.

- Платят на хлебозаводе хорошо?

- Хореография, конечно, приносит другие деньги. Это совсем другой уровень. Когда ты работаешь балетмейстером, ты нужен людям – там ты торгуешь знаниями, навыками, и работа оценивается в другом эквиваленте. Платят достойно. Но когда ты работаешь только рабсилой – по-другому я это не назову – то просто поражаешься, как люди с такими зарплатами умудряются не просто выживать, тянуть семьи.

- Для Вас это было непривычно?

- Да нет. Я работала в своей жизни на такой работе, в основном, это были студенческие годы, когда нужно было тянуть институт и как-то выживать. Опыта не было – ни рабочего, ни жизненного. Это такая история, когда тебя берут везде, лишь бы ты просто пахал. Это было лет 12 назад. Но, когда ты прошёл жизненный этап становления личности, карьерного роста, но вынуждено пришлось вернуться в ту стихию, где работать тяжело, и видеть, это непросто. Детям надо давать специальное образование, чтобы им не приходилось вот так выживать.

- Какой лично у Вас график работы?

- Сутки через двое. Первый выходной я не считаю, потому что ты просто спишь, восстанавливаешь силы.

- Когда всё это закончится, как Вы думаете? Вернётесь к прежнему образу жизни?

- Моё личное мнение, что ближе к июню всё закончится. Хотя лезть в большую политику не стоит никому – никто сейчас ничего не знает, а тот, кто знает, всё равно ничего не расскажет. Я отношусь к периоду самоизоляции философски – по принципу, всё что имеет начало, имеет и конец. Мы сейчас на середине пути. Нам ещё до рывка, в нашу стандартную жизнь, к которой мы привыкли, нужно подождать совсем немножко. Я ориентируюсь на июнь. Буду возобновлять работу с детьми, собирать всех тех, кто остался, по крупицам собирать.

- Сколько человек занимались в Вашей балетной школе? 

- До карантина у меня было 30 человек. В своё время у нас была также и группа для взрослых. Но есть одно "но". Со взрослыми людьми очень сложно работать, потому что у них семьи, дети, работа и командировки. Как правило, это неуправляемые (в хорошем смысле) люди со своим режимом работы. В их график вписать балетные уроки очень сложно. Стабильности в посещении нет. Поэтому мы перешли на другой уровень - работаем в индивидуальном порядке со взрослыми людьми. Кому нужно научиться балетным элементам, они могут этот сделать. 

- Как работа на хлебозаводе поменяла Вашу жизнь? 

- В окончании скажу только одно: если я услышу от ученика, что ему тяжело учиться, трудно что-то сделать, он не может вытянуть или дотянуть... я промолчу. Но не поверю, - подытожила Инга, - человек может всё! У царя Соломона было кольцо. Помните, что на нём было написано? 

Как ранее писал сайт kvushahty.ru, шахтинский олимпиец Андрей Сильнов в период самоизоляции обливается ледяной водой и учит стихи

коронавирус сидим дома Шахты Ростовская область КВУ Новости "КВУ" Covid-19 балет Инга Цвигун
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
Оцените первым
(0 оценок)
Пока еще никто не оценил
Пока никто не рекомендует
Авторизируйтесь ,
чтобы оценить и порекомендовать
Читайте kvushahty.ru Yandex News Yandex Zen

Комментарии