"У меня COVID. Это конец. Я отсюда не выйду": шахтинский журналист рассказал как болел коронавирусом

"У меня COVID. Это конец. Я отсюда не выйду": шахтинский журналист рассказал как болел коронавирусом, Анна Якутова

Житель Красного Сулина,  внештатный корреспондент «КВУ» Сергей Беликов заразился коронавирусом, болел почти месяц, 2 недели провел в ковидном госпитале г. Зверево. «КВУ» публикует его репортаж, в котором Сергей рассказывает, как мужественно боролся с болезнью. 

Вирус из Кировской области

В Зверево меня везла Скорая помощь. Не только меня одного. У жительницы Красного Сулина Татьяны тест на «корону» тоже дал положительный результат. Женщина не могла понять, где же она подхватила COVID. Живет в частном секторе, из дома практически не выходит, свободное время проводит на огороде. Ну, разве что пару раз в магазин выбиралась. И вдруг – температура, кашель, потеря вкуса, исчезновение запахов…

Я точно знал, что привез с собой вирус из Кировской области. Это было религиозное путешествие паломников, Крестный ход. Народу множество, но думал – обойдется. Не обошлось…

Вернулся в пятницу 7 августа, а вечером температура поднялась до 37,2. Выпил жаропонижающее, но утром тело вновь горело огнем. Пришлось идти в больницу. Дежурный врач просмотрел рентгеновский снимок, и сообщил, что легкие у меня чистые, хрипов нет. Одышка имеется? В груди не болит? Значит, ОРВИ. Пейте больше воды, а если температура будет зашкаливать за 38,5, принимайте парацетамол. Организм сам справится с заразой. 

Позже мне сделали мазок на COVID, взяли подписку о «невыезде и невыходе из дома» и велели в четырех стенах ждать результатов теста. 

Температура держалась, снижаясь только после приема лекарства. Примерно на третий день к ней прибавился сухой кашель, рвущий горло и отбирающий последние силы. Я шатался по квартире, как зомби, делал несколько десятков шагов и валился на кровать, обливаясь потом. Начал сомневаться: а правильные ли выводы сделал врач? На четвертый день стал принимать антибиотики, но облегчения не наступало. 

В субботу звонок, и – как приговор – тест на коронавирус положительный. Стало понятно, почему температура держится. Всем известно, что COVID-19 в первую очередь бьет по легким. Сделал еще один рентгеновский снимок.

Вердикт врачей – легкие чистые. Сказал лечащему врачу, что хочу сделать компьютерную томографию (КТ). Она в ответ пожала плечами: «Делайте», всем своим видом демонстрируя, что ей не нравится мое недоверие. 

Вообще-то, КТ – удовольствие не из дешевых, но здоровье дороже. Результат – двухсторонняя пневмония, сумма 10 баллов, объем поражения легких – 40%. Вот вам и хороший рентген. Когда лечащий врач ознакомилась с результатами компьютерной томографии, она сказала: «Готовьтесь к госпитализации». В тот же день я отбыл в Зверевский ковидный госпиталь. 

В лаборатории у инопланетян

Утро ковидника начинается с шума. Гудят аппараты искусственной вентиляции легких, в них накачивается воздух. Дребезжат капельницы, которые медработники катят по плитке. Медсестры выкрикивают фамилии больных, чтобы сделать очередной запланированный укол. 

В родных стенах даже положительный тест на «корону» не очень страшен. В больнице же человек беззащитен. Его вытащили из теплого уютного убежища. У него стресс.

В голове мысль: «У меня COVID. Это конец. Я отсюда не выйду. Я останусь здесь навсегда. И даже хоронить меня будут, завернув в полиэтиленовую пленку, в закрытом гробу».

Обстановка госпиталя этим мыслям соответствует. Врачи ходят в спецодежде и масках, похожих на скафандры инопланетян. Со стороны это напоминает кадры фантастического фильма о представителях внеземных цивилизаций, которые похитили людей, доставили себе на «тарелочку» и проводят с ними опыты в лабораториях. Очень похожий антураж. 

Врачи называют такие мысли и образы панической атакой. Больной начинает верить в то, что он обязательно загнется от ковида. Организм перестает бороться, оказывать вирусу сопротивление. Это ведет к ухудшению физического состояния. И сводит на «нет» усилия медиков. 

А на самом деле «корона» - не убийственная зараза. Просто неизученная, полная неприятных сюрпризов. Смертность от COVID намного меньше, чем от гриппа. 

- Наш опыт борьбы с вирусом составляет полгода, - рассказывает Ирина Анатольевна, мой зверевский лечащий врач. – Мы его потихоньку изучаем. Уже знаем его слабые места, привычки. Неуязвимым он не является, у него много несовершенств. И мы этим успешно пользуемся, видим его уловки. Среди списка коварств COVID наиболее опасным считается его разное воздействие на организм больного. У кого-то это температура и кашель, у кого-то чихание и першение в горле, у кого-то потеря вкуса и запаха. Разные варианты и много комбинаций. У кого-то болезнь проходит бессимптомно, но такие к нам не попадают…      

Доктор, может не надо в реанимацию?

Для борьбы с паническими атаками существует отличный способ – позитив. Поэтому в госпитале все, от заведующих отделениями до нянечек, наводящих порядок в боксах, излучают оптимизм. За почти 2 недели не помню такого, чтобы медик «наехал» на пациента. Между тем, больные порой ведут себя неадекватно, и трудно удержаться и не наорать на них. Однако у медработников реакция на все одна – смех и юмор. Порой, правда, «черный»… 

Как-то к нам в палату зашла низкорослая докторша в синей униформе и стала осматривать одного из моих соседей. У остальных измерила температуру и проконтролировала количество кислорода в крови с помощью специальной медицинской «прищепки».  

- Доктор, а почему я вас не знаю? – поинтересовался я.

- А потому, что я заведую реанимацией, - весело откликнулась она. – Меня попросили больного посмотреть. Возможно, придется его определять в палату интенсивной терапии. Заодно я и других осмотрела. Хотите, определю вас в реанимацию? И вы будете меня знать. 

- Может, не надо? – «взмолился» я. – Как-то мне туда не хочется. 

- Ну, желание пациента – закон. А может и зря вы… Хороший человек для реанимации лишним не стал бы…

Юмор, конечно, «черный». Но это лучше, чем «светлая» меланхолия, органично переходящая в депрессию. 

Соседа, кстати, тоже не перевели в реанимацию. Правда, всего искололи, от плеч до «пятой точки» и замучили капельницами. Зато 2 дня спустя он самостоятельно доковылял до стола, где его ждал скромный больничный завтрак (до этого еду ему доставляли прямо в постель), и удивленно произнес: «Надо же, своими ногами притопал… Счастье-то какое!» Как легко, оказывается, сделать человека счастливым.

А вот другого соседа после нескольких дней лечения отправили в палату интенсивной терапии. Начались ухудшения…

Значит, поживем еще!    

Но я к этому времени уже лежал в палате выздоравливающих. Здесь у народа настроение было даже хуже, чем у вновь поступивших. Все чувствовали себя здоровыми. Все хотели домой. Мучились и томились.

Мне сделали 2-й тест на COVID. Если он окажется отрицательным, то после третьего – контрольного – теста человека отправляют домой, ждать его результатов. 

А вот если положительным…

Но об этом я старался не думать. Читал книгу и газеты, разгадывал кроссворды. Тянулись длинные, вязкие, скучные дни.

Меня еще раз просветили рентгеном. Что медики надеялись увидеть в легких в конце лечения после того, как в его начале 2 рентгена «добросовестно соврали», даже не представляю. Но, видимо, так положено. Порядок есть порядок. 

И вот наступил счастливый миг, когда Ирина Анатольевна зашла в палату и сообщила с радостной улыбкой:

- У меня для вас приятное известие. Пришли результаты второго теста. Ковида нет у…, - она назвала несколько фамилий, в том числе моя. 

Оставалось сделать третий тест, контрольный. Это, понятное дело, формальность, но больничный без него не закроют и на работу не пустят. 

Все радовались, как дети. 81-летний больной Б-в, слегка тугой на ухо, радостно кричал: «А я уж думал мне всё, конец! Кранты! Значит, покоптим небо еще! Всю жизнь я для других жил – детей, внуков, правнуков! А теперь хочу для себя пожить! Сколько тех лет у меня осталось!»

Я хмыкнул скептически. 81 год человек для других жил, а на 82-м о себе решил вспомнить? Вряд ли из этого что-нибудь получится… 

Еще одним приятным известием стало то, что у всех переболевших теперь к «короне» иммунитет. Насколько его хватит, неизвестно, COVID не до такой степени изучен. Но Ирина Анатольевна сообщила, что уже полгода борется с вирусом, и за это время никто из вылечившихся второй раз в ковидный госпиталь не вернулся.

Так что время есть.

Автор Сергей Беликов

Ранее kvushahty.ru писла о том, что Новая жертва коронавируса: в ковидном госпитале Шахт скончалась 70-летняя женщина.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
12 очень хорошо
(3 оценки)
Высокие оценки пользователей за Автор
2 человека рекомендуют
Авторизируйтесь ,
чтобы оценить и порекомендовать
Читайте kvushahty.ru Yandex News Yandex Zen

Комментарии