"Мы воевали с детьми": шахтинец рассказал, как служил в Карабахе

"Мы воевали с детьми": шахтинец рассказал, как служил в Карабахе

Житель Шахт вспоминает о том, как в Карабахе был убит 14-летний мальчик. 

Карабахский этно-политический конфликт между азербайджанцами и армянами из-за территориальных претензий, перерос в настоящую войну и стал масштабным по числу жертв, разрушений, экономическому и моральному ущербу. В результате этих событий на территории страны появилось свыше 1 млн. беженцев и вынужденных переселенцев. Конфликт имеет давние исторические и культурные корни. Особую остроту он приобрёл в период перестройки в 1987—1988 годах.

В те годы житель Шахт Михаил Колесников принимал участие в военных действиях в Карабахе. Он рассказал «КВУ» о том, как это было.

Из шахты — под пули

Я живу в городе Шахты Ростовской области, сам шахтер. Это было в 1990 году, в январе. Меня, прямо из шахты, многих ребят с рабочих мест, из квартир, без повесток, вызвали и тут же отправили в военкомат. Всё было скрытно, даже родственникам не давали сообщить. При этом и нам ничего не говорили, куда нас берут и зачем. Отправили в Батайск, переодели в шинели, дали автоматы, при этом ничего не говорили. Посадили в самолеты. Только после того. Как мы взлетели, нам объяснили, что везут нас в Карабах. Дали информацию о том, сколько там боевиков и какое у них вооружение. С нами было четыре офицера, с собой мы везли ящики с патронами и ПФС (продовольственно-фуражное снабжение).

Ночью мы прилетели на станцию «Насосная» и утром на КАМАЗах в сопровождении БТР и БМП нас доставили в Баку, «Сальянские казармы».

Ночное светопреставление

Изначально мы расположились на стадионе, в палатках. Наутро должны были уезжать в Карабах. Оказалось, все 5 КПП были заблокированы фурами. Пока их растаскивали, мы остались еще на день. К нам подходили делегации азербайджанцев, предлагали перейти на их сторону, показывали карты, на которых весь Кавказ, наша область и др. армяне считают своей территорией. Мы конечно не верили, но теперь я их понимаю.

На ночь разошлись по палаткам и в 00:30 началось светопреставление. Мы выскакивали из платок, не понимая что случилось. Десятки струй, красных и зеленых поднимались на нас. В темноте мы метались не зная что делать, командования не было. Отвечать огнем мы не могли, ведь у нас не было патронов, и казармы были в трёхстах метрах.

«Уничтожать всё, что шевелится!»

Наши казармы состояли из двух этажей, а вокруг стояли многоэтажки. Кое-как, кто на машинах, кто бегом добрались до казарм. После того, как мы получили патроны, нас распределили по разным точкам, это были КПП и крыши. Нашему отделению и гранатометчикам досталось дежурить на крыше. С нашей крыши позже был уничтожен снайпер. Был введен комендантский час и отдан приказ уничтожать после 20:00 всё что шевелится.

Боевики перебегая из квартиры в квартиру обстреливали нас. Мы вынуждены были стрелять в них, тем самым уничтожая квартиры жильцов. И так каждую ночь, днем стреляли снайперы.

Воюем с детьми

Каждую ночь были вылазки в город, спасали офицерские и просто русские семьи. Днем и ночью наши БТРы патрулировали город. Нашего офицера застрелил 14-летний парень, естественно, он был уничтожен.

Тогда люди собрались на площади, требовали чтобы мы убирались, говорили что мы воюем с детьми. И кричали, что мы убийцы, бандиты, оккупанты.

Впереди стояли женщины и дети, сзади мужчины. Потом они начали кидать бутылки по нашим БТР и БМП. Обстановка выходила из-под контроля. И тогда был отдан приказ отвечать огнем и давить легковушки, бросавшиеся под танки. Их переезжали как спичечные коробки. Погибло много.

Потом, когда уезжали, вся площадь была покрыта красными цветами. Люди хоронили своих, шла бесчисленная колонна. Нас выставили по два человека над подъездами. Мы должны были не пускать людей, которые уже возвращались с похорон, якобы боевики могли пробраться в квартиры и начать обстреливать. Люди были злые и готовы разорвать нас. В эту ночь нас обещали всех вырезать, но ночь прошла относительно спокойно. Устали и они и мы.

В окружении

Почти месяц в разбитой казарме, без света, воды, туалета, на пайках, редко - горячая пища, без сна. Мы были в окружении. Вскоре прислали десантников и милиционеров-курсантов и нас стали готовить к отправке.

Вдруг, откуда-то появившиеся наши офицеры, сообщили - «Скажите спасибо своим женам, которые все это время требовали нашего возвращения, ложились на рельсы, а то бы застряли здесь надолго».

Отправившаяся первая колонна была обстреляна, убит 1 и ранено 2 человека. Уже на аэродроме были опять обстреляны. А нам приказали сдать патроны, выбрасывали прямо на землю. Началась паника, все лезли в самолеты.

В военкомате как никогда были очень вежливы, дали отпуск, в городе не было ни одного нерусского.

Несколько лет мне снилось то, что пришлось пережить там, до сих пор все помню, как вчера. Об этом можно еще много рассказать.

Никаких льгот

В «Совете Ветеранов» сказали побывавшему в горячей точке должны присвоить звание «Участник боевых действий», но в военкомате побывавшим в Карабахе сказали: «Это было в 1990 году, при СССР, вот и обращайтесь туда».

Как ранее писал сайт kvushahty.ru, житель Шахт рассказал, как советские войска предотвратили Третью мировую войну

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
Оцените первым
(0 оценок)
Пока еще никто не оценил
Пока никто не рекомендует
Авторизируйтесь ,
чтобы оценить и порекомендовать
Читайте kvushahty.ru Yandex News Yandex Zen
Комментарии