"Мы понимали что нас не услышат, но сдаваться не собирались": шахтинец рассказал о крупнейшей трагедии в истории угольной промышленности

"Мы понимали что нас не услышат, но сдаваться не собирались": шахтинец рассказал о крупнейшей трагедии в истории угольной промышленности

23 октября 2003 года в Новошахтинске на шахте «Западная-Капитальная» произошла одна из крупнейших и самых разрушительных по своим последствиям аварий на угледобывающих предприятиях Ростовской области. В результате прорыва подземного озера 46 горняков оказались заблокированы на глубине нескольких километров. В их числе были наши земляки, в начале «нулевых» массового трудившиеся на шахтах соседних городов и районов, ведь почти все угледобывающие предприятия в Шахтах к тому моменту уже были закрыты….

В канун очередной годовщины трагедии «КВУ» встретился с участником тех страшных событий Михаилом Колесниковым. Чтобы спастись, ему и его коллегам пришлось преодолеть под землей около семи километров. В ледяной воде, темноте и практически при полном отсутствии воздуха.

От завода до заката

Михаил Григорьевич вырос на Машзаводе. После учебы, как и многие его товарищи, пошел работать на местный машиностроительный завод – одно из крупнейших по тем временам предприятий города, на котором держался весь поселок. 

Но на заводе молодой Миша Колесников проработал недолго. Зарплата была маленькая, а черновой работы приходилось делать много.

Дефицита в работе в городе в то время явно не ощущалось. И Колесников, вместе с другом, отправились на шахту «Глубокую», куда их с радостью и приняли. Парни-то рукастые, такие везде пригодятся!

До начала «лихих 90-х» шахта оставалась главной кормилицей семьи нашего земляка. Но наступил кризис. Сначала горняки месяцами не получали зарплату, а потом шахту и вовсе закрыли. А у Колесникова на плечах уже были жена и маленький ребенок… 

«Я не хочу подыхать в этой грязи»

Колесников устроился в управление монтажа и демонтажа подземных строений. Ездил вместе с бригадой по всей области, обустраивал шахты. Закончил работать на одной, отправляют на другую...

Осенью 2003-го горнорабочих послали в Новошахтинск, на «Западную-Капитальную». 

- Две вахты отработали нормально. А на третьей все и случилось, - выдыхает наш собеседник. 

23 октября Колесников вместе с коллегами спустились под землю и приступили к выполнению своих обязанностей. Обычный день – никаких дурных предчувствий. Но около четырех часов дня под землей что-то сильно громыхнуло, поднялся огромный столб пыли, погас свет.

В этот момент вдалеке бригада горняков заметила группу других шахтеров. Среди них оказались только-только назначенный директор угледобывающего предприятия, который спустился в шахту первый раз; главный инженер и еще какие-то люди с ними. Горняки решили разделиться и выбираться наверх. 

В группе, в которой оказался Михаил Колесников, вместе с ним были 15 человек. Шахтеры пошли вверх по уклону. С каждым шагом под их ногами появлялось все больше воды. Горняки влезли на ленту, по которой на поверхность поднимается уголь, и пошли по ней. Воды становилось все больше. Дошли до огромных металлических дверей, стали их открывать. А как это сделаешь, если снаружи огромный поток воды?! 

- Наш механик, Серега Ткач тогда помню сказал: «Я не хочу подыхать с вами в этой грязи, пойду за директором». Еще один парень, Володя пошел за ним. Ему удалось выбраться. А Сергей считается пропавшим без вести…, - продолжает беседу Михаил Колесников.

«Пацаны, гляньте сколько меди!»

Горнякам пришлось прыгать в воду. Они выбили деревянную вентиляционную дверь, за которой внизу бушевала настоящая горная река. Ее поток тянул за собой огромные многотонные тепловозы… Толстенные электрические провода были оголены напором. 

- Кто-то тогда еще пошутил: «Пацаны, гляньте сколько меди!», - едва заметно улыбается Михаил и тут же признается, что именно тогда он впервые ощутил страх. 

Пешком было идти невозможно. Шахтеры оторвали троллею, вцепились в нее, скинули с себя все инструменты, которые все это время зачем-то тащили с собой, и пошли по грудь в ледяной воде. Сделав несколько шагов Михаил Колесников оступился и ушел под воду… 

- Из последних сил схватился за провод, меня швыряло из стороны в сторону…. А ребята уже продвинулись дальше, на помощь никого не позовешь. Кое-как нащупал рельсу, взобрался назад, - то падение навсегда оставит след на здоровье шахтинца, но это он поймет только потом. В тот момент единственной целью горняков было желание во что бы то ни стало выбраться на поверхность. 

«Мужики, Сереги нету!»

Пошли вторые сутки после аварии. В это время часть горняков, оказавшаяся под землей в момент катастрофы, уже успела подняться наверх. А Михаил с товарищами оставались внизу. Об их судьбе не было известно ничего. Живы ли они? Как их спасти?

Беспрецедентная операция по вызволению шахтеров из подземного плена продолжалась несколько дней. К месту, где могла находиться пропавшая группа шахтеров, горноспасатели начали пробираться с нескольких сторон из соседних шахт. 

А в этот момент Михаил Колесников и его товарищи - насквозь промокшие и дрожащие от холода - прижимаясь друг к другу, чтобы хоть как-то согреться, ждали, пока спадет уровень воды. Его ходили проверять по очереди: в кромешной темноте, аккуратно выверяя каждый сантиметр под ногами, чтобы не оступиться и не улететь вниз.

- Подошла очередь Сергея Войтенка. За ним пошел еще один парень. Через пару минут он заорал: «Мужики, Сереги нету!». Тогда мы подумали, что он не погиб, а пошел назад, пытаясь выбраться самостоятельно…, - рассказывает Михаил о судьбе еще одного шахтинца – единственного горняка, который официально считается погибшим в аварии на «Западной Капитальной». 

«Мишаня, у тебя нож есть? Может мы того…?»

С каждой минутой нахождения под землей, у горняков оставалось все меньше надежд на спасение. В отчаянии они стали кричать и стучать по рельсам.

- Все понимали, что нас никто не услышит. Но садиться и помирать никто просто так не собирался. Правда, кто-то все-таки спросил меня: «Мишаня, у тебя нож есть? Может мы того…?» - Колесников проводит большим пальцем по горлу.

Вдруг, вдалеке снова показались огни. Горняки подумали, что это спасатели, из последних сил закричав: «Ура-а!». Но оказалось, что это еще одна группа шахтеров-проходчиков, блуждавшая под землей в поисках выхода. С собой у горняков был телефонный аппарат. Подключать его было бессмысленно - после аварии шахта была обесточена. Но от безысходности мужчины все-таки решили попробовать «подкинуть» кабель. 

- Слесарь Саня Киреев своими огромными ручищами скрутил провода, - Михаил Колесников делает характерный жест, повторяя движение рук своего коллеги, поднял трубку, из которой услышал: «Кто такие??? Откуда??!». «Как кто?! Мы снизу сидим!». «С какого низу, мать вашу, вы же там все погибли?!»…

Шахтеров отправили к соседнему стволу. Там была старая рабочая клеть. К едва держащимся на ногах горнякам спустились спасатели. Так, один за другим, 33 шахтера были подняты на поверхность. Голос Колесникова дрожит, завершая долгий рассказ о подземном плене, он будто вновь выбрался на свободу.

Шахтеров отвезли в больницу в Новошахтинск. Наш земляк вспоминает, что там их встречали, словно героев, а медсестры вместо лекарств тайком наливали горнякам по 50 грамм. За второй день рождения…

Мы живы!

Однако очень быстро, шахтеры, по словам Колесникова, почувствовали, что из вчерашних героев превращаются в изгоев. 

Государство заплатило горнякам по 3 тысячи рублей. А Михаилу еще назначили регресс - 1370 рублей. 

Попытки пострадавших добиться справедливой компенсации за утраченное здоровье и трудоспособность ни к чему не привели. На суде по делу об аварии шахтеры и вовсе с удивлением узнали, что температура воздуха под землей во время их заточения, по официальным данным, превышала +22 градуса. А температура воды и вовсе в документах следствия якобы отсутствовала.

Сейчас Михаил Григорьевич живет на пенсию. Дочка выросла, жена умерла.

До последнего времени мужчина подрабатывал сторожем в поселке, но работу прикрыли – хозяину помещения оказалось нечем платить деньги сотрудникам. На вопрос, вспоминает ли он о случившемся, Михаил Григорьевич, поправляя волосы на своей поседевшей голове, отвечает:

- Если бы мы тогда не нашли тот телефонный проводок, так и бы и остались там навечно. В Новошахтинске до сих пор помнят о той аварии. А у нас… Мы выжили. Но кому теперь нужны?

Автор Александр Любименко

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
Оцените первым
(0 оценок)
Пока еще никто не оценил
Пока никто не рекомендует
Авторизируйтесь ,
чтобы оценить и порекомендовать
Читайте kvushahty.ru Yandex News Yandex Zen
Комментарии