Пенсионер из Шахт в одиночку построил самолёт

Авиаконструктор из Шахт в своей мастерской, Анна Якутова
Авиаконструктор из Шахт в своей мастерской

В Шахтах живёт удивительный человек, который в одиночку строит оригинальные летательные аппараты, сочиняет стихи и склонен к философии.

Птица – «Троица»

Друзья-авиаторы и увлечённые небом зовут его Сан Палычем. Они привыкли к обитателю «стеклянного» дома-ангара, стоящего по соседству с аэродромом. Александр Павлович Савченко родился в Украине, в городе Краматорск. С 80-х годов живёт в Шахтах и строит самолёты по собственным чертежам.

– Так получилось, что самолёты сопровождают меня всю жизнь. В детстве рядом с домом был военный аэродром, и я просыпался под гул летающих МиГов, позже, переехав в Шахты, также оказался поблизости от аэродрома.

Помню в детстве увидел планер с огромными крыльями. Он настолько меня впечатлил, что спустя годы, примерно с двадцатилетнего возраста я стал мечтать о собственном самолёте, решил самостоятельно построить летательный аппарат.

Специального образования для этого я не имел, поэтому большим подспорьем в этом деле для меня стал научно-технический журнал «Моделист-конструктор», а также Справочник авиаконструктора 1937 года выпуска. С их помощью по крупицам собрал достаточно материалов для того,чтобы придумать, а затем и построить в 1999 году триплан, который назвал «Троица», ведь первый полёт был совершён именно на Троицу. Мой триплан был необычной конструкции. Его крылья располагались одно за другим, тогда как более привычными являются трёхкрылые «этажерки», где крылья расположены одно над другим.

Оригинальность конструкции была заложена мной вовсе не для того, чтобы удивить обывателей или привести в недоумение авиационных конструкторов. Я проанализировал существующие конструкции летательных аппаратов и постарался собрать воедино всё самое лучшее, что было в них.  Мой летательный аппарат получился довольно удачным. Имея небольшие взлетную, посадочную и крейсерскую скорости (45, 55 и 90 км/ч), «Троица» уверенно держалась в воздухе и была легка в управлении. 

Я написал письмо в журнал и приложил к нему схемы своего творения. Оттуда пришёл восторженный ответ, завязалась переписка. К сожалению, вскоре восторги сменились осторожностью и опасениями по поводу возможных неудач последователей моего опыта.

Из редакции журнала «Моделист-конструктор» приходили восторженные письма.
Из редакции журнала «Моделист-конструктор» приходили восторженные письма.

И как назло, «Троица» разбилась во время одного из полётов, причём за штурвалом сидел опытный лётчик-испытатель.

Во время манёвра, когда пилот разворачивался, машина ушла в «спираль» и упала с высоты 30 метров. К счастью, лётчик почти не пострадал, лишь немного травмировал ногу. Лично я считаю, что это случилось из-за его самонадеянности, недостаточном изучении модели и её возможностей. То, что при крушении мы отделались «малой кровью», заслуга необычной конструкции. Если бы не эти три крыла, ещё не известно, как бы всё закончилось. Они значительно снизили скорость падения. Восстанавливать «Троицу» я не стал. Мне интересно делать что-то новое.

Поздняя любовь

Поселившись в Шахтах Александр Павлович четыре года работал сварщиком и кочегаром на заводе железобетонных изделий. График – сутки через трое его очень устраивал. На своём приусадебном участке Александр Павлович выращивал на продажу цветы и овощи, позже занимался торговлей. В доме был достаток, но душа тянулась к самолётам.

Основательно к любимому занятию Александр Павлович вернулся, когда ему было уже за пятьдесят. 

– Ради строительства самолётов с былым материальным благополучием пришлось расстаться. Я счастлив, что меня поддержала моя супруга – Людмила Ивановна. Мы с ней 25 лет вместе. Это уже пятый мой брак, но только в нём я познал настоящее счастье. Людмила умная, образованная и душевная женщина. Она учительница английского языка в школе. Ученики её очень любят. Видя, как мне хочется вернуться к моему хобби, супруга «благословила» меня опять заняться строительством самолётов.

Моё увлечение занимает много времени и сил, но не приносит больших денег.

«Я, дочь геолога, – сказала она, – мне не привыкать». Было время, мы путешествовали в фургоне уазика, в нём был наш дом, и жена никогда не жаловалась, не упрекала меня. Сейчас этот фургон – часть ангара, нашей летней резиденции. Здесь я строю самолёты, а жена занимается купоркой. 

Идеальная среда

Ажурный остов ангара обтянут прозрачной плёнкой, отчего он смахивает на теплицу. Однако внутри это сооружение устроено по-особому, поделено на зоны различного назначения. Прежде всего это сама мастерская с верстаками, стапелем и деталями строящегося самолёта. Есть кухня, пространство для сна и отдыха, а также второй этаж, где в планах обустроить полноценное жилище. Примечательно, что в мастерской почти идеальный порядок, на столе аккуратно расставлены карандаши и линейки, чертежи на своих местах. По словам хозяина, уборка помогает ему настроиться на нужный лад, окунуться в рабочую атмосферу, поэтому именно с наведения порядка начинается работа в мастерской. 

В ангаре много света, проникающего сквозь окошки в тонком металлическом каркасе.

Конструкция кажется чересчур хрупкой, но на самом деле она является устойчивой к природным катаклизмам и с честью выдержала испытание ураганным ветром, обрушившимся недавно на наш город Шахты.

Ветер срывал крыши с соседних домов, поломал деревья в округе, в том числе и несколько ив, которые Александр Павлович собственноручно вырастил из тоненьких веточек. Он посадил деревья сразу же, как стал обживать это место. В этом тихом оазисе стоит стол с самоваром и висит домик для белки. В последнее время их много развелось в этих местах. Самолёты хотя и влетают с аэродрома, но редко, поэтому чаще здесь стоит тишина.

Мастерская Александра Павловича Мастерская Александра Павловича Мастерская Александра Павловича Мастерская Александра Павловича Мастерская Александра Павловича

Перед тем как начать возводить свою мастерскую, Александр Павлович расчистил участок от камней. 

- Видели те огромные валуны перед входом? – спрашивает Сан Палыч. – Я задал вопрос своему приятелю, как он думает, что я говорил про себя, когда ворочал камни?

Тот предположил, что я матерился, но вы не поверите, на самом деле, когда я их таскал, то сочинял оду на 55-летие своей жене.

Я вообще люблю совмещать приятное с полезным и всегда стараюсь получать удовольствие от того, что делаю, а стихи я сочиняю давно. Первое стихотворение было написано в 1969 году, когда я служил в армии. Вдохновила меня прогулка по лесу с девушкой. Вот что я тогда сочинил:

Бродить мы будем допоздна,

Устанем, разведём костёр.

Нам ветки пышная сосна

Подарит на ковёр.

Нам будет стенами простор,

А крышей облака,

Нас будет ночью греть костёр

И песни петь река.

А чуть позже появился мультфильм «Бременские музыканты», где пели: 

«Наш ковер – цветочная поляна

Наши стены – сосны-великаны

Наша крыша – небо голубое

Наше счастье – жить такой судьбою…» 

Видимо, идеи витают в воздухе. Они приходят по наитию. Свой первый самолёт я большей частью также сделал по наитию. Это было сродни озарению.  

Фаталист

Многие летательные аппараты имеют свои имена, например, «Беркуты», «Альбатросы» и даже «Дельфины» с «Аллигаторами», хотя последние два не имеют отношения к миру птиц. На вопрос: «Как бы вы назвали своё детище?», Александр Павлович ответил, что больше всего к его самолёту подошло бы имя «Дрофа».

- Дрофа довольно крупная птица, которой, чтобы взлететь, нужен большой разгон. Мой самолёт тоже не из лёгких, весит пятьсот с лишним килограмм и разгоняется долго, но слово «дрофа», созвучно с «дрова». Это и смущает. Из-за нехватки денежных средств крылья делаю не из дюралюминия, как у «Троицы», а из пенопласта и тонкой ангарской сосны. Так что в этом что-то есть. Их изготовление – процесс долгий, требует адского терпения, но зато, когда всё готово, то можно испытать самое волнительное: взлёт и посадку. Это то, что захватывает меня больше всего, ведь это момент истины, всех моих расчётов, моего умения. Здесь, что заслужил, то и получил. Есть в этом элемент фатализма.  

Строительство самолёта – дело увлекательное, но долгое. Строительство самолёта – дело увлекательное, но долгое.
Александр Савченко в компании друзей-парапланеристов
Александр Савченко в компании друзей-парапланеристов

Подготовила Александра Зайцева

Фото Валентина Скрыпникова

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
Оцените первым
(0 оценок)
Пока еще никто не оценил
Пока никто не рекомендует
Авторизируйтесь ,
чтобы оценить и порекомендовать
Читайте kvushahty.ru Yandex News Yandex Zen

Комментарии